Warning: Illegal string offset 'name' in /var/www/iv-plus/data/www/ivacevichi.brest.by/2z/core.php on line 144

Strict Standards: Declaration of AdsStaticFilter::showStatic() should be compatible with StaticFilter::showStatic($staticID, $SQLstatic, $tvars, $mode) in /var/www/iv-plus/data/www/ivacevichi.brest.by/2z/extras/ads/ads.php on line 42
Заголовок вашего сайта

 
Ивацевичский район:     
история, события, факты    
                                             Раённая газета "Івацэвіцкі веснік"
  Редакция "ІВ"   Руководство района  
  Решения исполкома   Рекламодателям
  Решения райсовета   Наши реквизиты
 
РУБРЫКІ
 

АБ РАЁНЕ

НАШ КРАЙ
АПЫТАННЕ
{voting}

КАЛЯНДАР
 
« Лістапад 2019 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30
 

АРХІЎ
Архив сайта
   

Памяць «Мою молодость забрала война»
Эти слова сказала во время нашей беседы Екатерина Яковлевна Залесова, узница фашизма, ветеран войны и труда, жительница Ивацевичей. И не случайно: ее детство, взросление совпали с началом войны. А к ней у Залесовой свое, женское отношение и суждение.
– Женщина и война, – рассказывает Екатерина Яковлевна, – казалось бы понятия несовместимые. Но я убедилась в том, что женщина и на фронте, и в тылу была гораздо сильнее своего, думаю, не очень объективного названия «слабый пол». Наравне с мужчинами она шла, как говорят, и в огонь, и в воду…

– Я родилась в большом селе Погост, что в Калужской области, – рассказывает Екатерина Яковлевна. В семье родителей было семеро детей, и все девчата. Трудиться приходилось много с самого детства. Мне шел 16-й год, когда началась война. Я уже окончила семь классов. Но дальше учиться не пришлось…

А пришлось начинать борьбу с фашистами. Уже тогда Катя была комсомолкой. А довоенные комсомольцы, как правило, рвались в бой с оккупантами. Но развернуть как следует подпольную борьбу против захватчиков ни Кати, ни ее ровесникам не удалось. Во время очередной ночной облавы в начале 1942 года она очутилась за колючей проволокой.
Прежде чем отправить молодежь в Германию, там, в Брянске, куда свезли не менее пяти тысяч девчат и парней, их более двух месяцев использовали как доноров. Брали кровь два раза в неделю. Катя, небольшого роста, и так худенькая, стала, как тень, еле ходила. Кормили раз в день какой-то баландой.

Наконец весной молодых людей загнали в товарные вагоны и отправили в Германию. Но часть их довезли только до Слонима – вспыхнули очаги тифа. Здесь в мае 1942 года всех высадили и приказали распределить по населенным пунктам в распоряжение солтусов как рабочую силу. Катя с сестрой Дусей и другими узницами (всего 12 человек) очутилась в деревне Озерцо теперешнего Ивацевичского района. О появлении в деревне так называемых «переселенцев» из России вскоре узнали во всей округе, в том числе и в местных партизанских отрядах. А через несколько дней партизанский посланник уже знакомился с приезжими. Катя сразу была готова уйти в лес. Но нужна была проверка, ведь ни у кого у них не было документов. Проверили, и Катя стала связной. А в августе 1942 года Чуманихина (это девичья фамилия Кати) стала рядовым бойцом отряда №112, а затем – отряда «Советская Белоруссия». Дуся, Катина сестра, тоже находилась в боевом отряде, больше при санчасти.

Наступила осень 1942 года – время блокады Волче-Норских и Буленских лесов. В блокадном кольце оказалось несколько партизанских отрядов. Несмотря на превосходящие силы противника (а это пехота, пулеметы, минометы, танки, орудия и самолеты, что постоянно бомбили лес) партизаны избрали тактику ночных прорывов небольших групп и в разных местах, чтобы дезориентировать врага. С окружения ушли не все – потери были немалые. Тогда же Катя была ранена в голову, в затыльную часть. Осколок, как острым ножом, распоясал кожу, но, к счастью, череп остался целым, хотя и с отметиной. Над Катиной раной колдовали партизанские доктора Федор Соловей и Николай Барковский – зашивали, смазывали, бинтовали. И уже через две недели Катя была снова в строю.

«Это твое боевое крещение», – скажет после ей комиссар отряда, а затем комиссар бригады имени Понамаренко Константин Толочко.
Рядовая Чуманихина сперва была в санчасти, затем ее зачислили во взвод Павла Павловского, который вначале почему-то не доверял Кате и как-то шутя сказал: «Я детей с собой не беру».
Было немного обидно, но Катя не отмолчалась: «Вот окончится война – куплю туфли на высоких каблуках, тогда посмотрите, какая я!»

Все же Катя доказала, что она – настоящая партизанка. Ночью – медсестра раненым, днем – боец, а еще – разведчица. Участвовала в разгроме немецких гарнизонов, ходила на «железку» и в разведку, была в охране, ездила в деревни за продуктами для партизан. Опасность не раз подстерегала Катю, дважды она была контужена, но оставалась живой.
Только два эпизода из многих.
– Это было в конце зимы 1943 года, – вспомнила Екатерина Яковлевна. – Нас шесть человек отправили с важным донесением в отряд имени Черткова. Пробирались, как подсказали связные, через Бронную Гору. Но неожиданно попали в немецкую засаду. Отстреливаясь, все же ушли. Но двое наших погибли…

Второй эпизод связан с Ивацевичами. В мае 1943 года Катя с двумя партизанами пришла на встречу со связными, чтобы спрятанное оружие переправить в отряд. Склад оружия находился на местном кладбище на северной окраине поселка, в могильном склепе. Незнакомцев заметили. Пришлось прятаться. Немцы недоумевали, куда же исчезли партизаны. А они оказались в могильном склепе. Двое суток без воды и еды сидели здесь как мыши. Но выдержали. Когда все утихло, забрали оружие и отвезли в лес.
Еще об одной особенности Кати-партизанки хочется сказать. Почти два года лесной жизни и борьбы она была на коне в прямом смысле этого слова. У нее был небольшой коник по кличке «Бурик». И когда Катя садилась на «Бурика», то тот для удобства седока забраться в седло становился на передние колени. В разведках не подводил, всегда уносил наездника от опасности.

Все, кто знал Чуманихину-партизанку, не забудут ее никогда. Это вполне серьезно. Молодая, красивая, она еще отличалась тем, что была обаятельная, смелая, разговорчивая, хорошо пела. Как только она появлялась у партизанского костра, тут окружала ее молодежь, тут же шутки, смех, рассказы, песни. Да, она красиво пела. А как Катя танцевала! Казалось, и не было долгих переходов, бессонных ночей, жестких стычек с врагом. И это все в кирзовых сапогах, в мужских портках, при больных ногах.
Однажды, доставив донесение в отряд имени Черткова, Чуманихина собралась в обратный путь на своем «Бурике».

– Катя, оставайся у нас, – предложил ей начальник штаба отряда Залесов. – Ты мне очень…
– Брось, командир, – перебила его Катерина. – Идет война и не до этого…
До конца партизанской борьбы оставалось более полугода. Но на войне все-таки влюблялись и любили, и даже детей рожали. Жизнь продолжалась. Но Катя еще раньше решила: до победы никаких романов. И слово свое сдержала.
После освобождения района от немецко-фашистских захватчиков Чуманихина начала работать председателем Стайковского сельского Совета. А в конце июля 1944 года как-то зашла в Коссовский райком партии и там неожиданно встретила Залесова.
– Вот теперь и всерьез я тебя никуда не отпущу, – сказал, улыбаясь, Иван Лаврентьевич.
И не отпустил. И она, Катя, стала женой бывшего начальника штаба партизанского отряда имени Черткова. И не сразу сама поверила, что это была ее судьба.

28 лет прожили вместе Екатерина Яковлевна и Иван Лаврентьевич. Вырастили пятеро детей. Когда случилась беда, умер муж (долго болел), все трудности легли на плечи Екатерины Яковлевны. Но привыкать к трудностям долго не пришлось, сполна их познала с детства. Уже будучи замужем Катерина потянулась к учебе. Поступила в институт, хотела стать юристом. Даже год отучилась, но появились дети и учеба прекратилась. А вот трудиться приходилось много. Работала заведующей Коссовским ЗАГСом, председателем сельского Совета, в комунхозе, в торговле… Но по-прежнему была активной, всегда веселой и неунывающей, участвовала в самодеятельности.

Как признается Екатерина Яковлевна, сил было отдано немало и на старости у нее, инвалида второй группы, осталось немного. Но помнится все: и война, и послевоенные годы. И сама Залесова удивляется: прожито уже 82 года, а как будто все было вчера.
Екатерина Яковлевна охотно показывает свои документы и награды. Только медалей у нее около двух десятков. Одна из этих наград очень дорогая – медаль «За отвагу». Есть и два ордена Отечественной войны. Но самая-самая из этих наград – «Медаль материнства». Ее вручили Залесовой как многодетной матери, когда ей еще не было и сорока лет.

– Так, жизнь прожита, – сказала в заключение беседы Екатерина Яковлевна. – И, думаю, не зря. Сперва проклятая война отняла мою молодость, потом замужество и дети, и работа, работа. Уже сейчас, на пенсии, свои заботы и проблемы – и главное со здоровьем. С годами оно не прибавляется. Но жить надо…
И она, Залесова, живет. Как и в войну, борется за жизнь уже со своими недугами. Как и прежде, с верой и надеждой. Иначе Екатерина Яковлевна не может. Такой родилась и выросла. Дай Бог ей здоровья!
Святослав КОЖЕДУБ.

16 студзены 2009  Просмотров: 2031 | распечатать
 
 Добавление комментария:
 
Имя:
Пароль: (если зарегистрирован)
Email: (обязательно!)

теги форматирования

добавить смайлы
 
 
пошук

ІНФОРМЕРЫ
Надвор'е ў Івацэвічах
НАВІНЫ РЭСПУБЛІКІ
Реклама в Ивацевичах

АСАБІСТАЕ

КАМЕНТАРЫІ

{sape}

......Copyright © 2007-2008 ©Заголовок вашего сайта